Сергей Катасонов дал интервью “Российской газете”
    Сергей Катасонов дал интервью “Российской газете”

    Одной из громких законодательных инициатив уходящего года стало предложение о введении минимальной цены на сигареты, которое выдвинула группа депутатов. Ожидается, что новая мера поможет в борьбе с растущим оборотом нелегальной табачной продукции.  

    Об этой и других законодательных инициативах в интервью “Российской газете” рассказал депутат Государственной Думы от Оренбургской области, первый заместитель председателя Комитета по бюджету и налогам Сергей Катасонов. 

    Сергей Михайлович, какой вызов для законодателей в современной экономической ситуации является стратегическим? 

    Сергей Катасонов: Какой бы мы ни принимали закон, всегда надо найти средства для его исполнения. Наш комитет либо ответственен за это, либо является соисполнителем. Около 90% законопроектов вносит правительство. А мы законодательно утверждаем концепцию экономической модели, которую оно формирует. Влияние законодательства на экономическую модель играет определяющую роль. Например, налог на дополнительный доход - это новая форма, сродни налогу на прибыль предприятий. Она "обкатывалась" в нашем комитете, мы все просчитывали, и сейчас внедряется в порядке эксперимента. Или контроль за ценами на бензин. Уход от экспортных пошлин серьезно повлиял на рынок. Внутри страны себестоимость бензина растет из-за налоговой составляющей, и для многих производителей стало выгоднее продавать его за границу. Пришлось регулировать рынок, по сути, вручную, через возврат акцизов для предприятий, чем занимался наш комитет. 

    Еще одна чувствительная тема - самозанятые граждане, нигде официально не зарегистрированные как работники. Мы не можем заставить легализоваться того, кто не хочет этого делать, и новый спецрежим не повлияет на их мировоззрение - они предпочитают рисковать и находиться вне правового поля. Но мы дали тем, кто хочет легализоваться, возможность получить кредит или оформить ипотеку, что не сделаешь без официального дохода. На мой взгляд, те поправки, которые мы вносим в предложения правительства, улучшают первоначальные подходы в документах исполнительной власти. 

    Как вы считаете, какие законодательные инициативы необходимы, чтобы решить задачу повышения доходов граждан? 

    Сергей Катасонов: Необходимо определить целевой индикатор. Для кого-то это уровень инфляции, для кого-то - ВВП, а для кого-то - объем инвестиций. Но никто до сих пор в качестве целевого индикатора не использовал качество жизни и реальные доходы населения. Без роста реальных доходов населения и создания рабочих мест не будет роста ВВП. А если говорить об изменении экономической модели, то следует учесть важный момент. Существует три категории граждан, которые должны занять на рынке труда свои ниши. Первая - люди, которые не занимаются бизнесом, и это примерно половина населения, которая живет от зарплаты до зарплаты. Именно они формируют основной потребительский спрос в стране. Если у этой половины населения не будет доходов, то вторая группа, малый бизнес, не выживет. Нужно поднять доходы малоимущих граждан, их зарплаты и пенсии, соцпособия - искусственно поднять, как бы непросто это было сделать для госбюджета. Все потом вернется, потому что у людей появится возможность тратить средства на свои базовые потребности и формировать потребительский спрос на товары и услуги. 

    Тем самым мы повышаем качество их жизни и перебрасываем мостик на вторую группу - малый бизнес. Много говорят о том, что он должен стать основой экономики и давать 60% ВВП. Но этого не будет, поскольку в России экономика на 70% государственная. Малый бизнес не должен играть бюджетообразующую роль, и не стоит ставить перед ним такую задачу. Задача должна заключаться в том, чтобы снять нагрузку с государства в виде дотаций и субсидий, которые получают малые предприятия. Если подгрузить доходами первую категорию граждан с низкими доходами, то следующая за ней категория - малый бизнес - получит потребителей на свои услуги и товары. И наконец, третья категория - это занятые в среднем и крупном бизнесе. Для этого бизнеса главное - предсказуемость экономических условий, в которых они ведут свою предпринимательскую деятельность. Это позволит лучше прогнозировать ситуацию на рынке и быть конкурентоспособнее. Также они заинтересованы в доступности кредитов и четких правовых рамках для бизнеса. Для них важен вопрос сохранения своего бизнеса и собственности. Поэтому необходимо изменить судебную систему, чтобы она могла независимо защищать законопослушных российских бизнесменов. Сейчас, к сожалению, бывают случаи предвзятого подхода. Если убрать их, то накопленные бизнесом, но не работающие триллионы рублей перетекут в основной капитал в виде инвестиций. 

    Ваша новая инициатива - это законопроект, устанавливающий минимальную розничную цену на сигареты. Но существует мнение, что вмешательство государства в экономику должно быть минимальным. Критики также говорят, что рынок "сам все настроит". Более того, табачная отрасль уже жестко регулируется. Так зачем нужна еще одна новелла? 

    Сергей Катасонов: Табачная отрасль важна для бюджета. Если посчитать не только акцизы и НДС, но и другие платежи предприятий, например, налоги на прибыль, на землю, местные налоги, НДФЛ и страховые взносы, то получается, что табачная отрасль ежегодно приносит в бюджет около 700 млрд рублей. В 2016 году объем нелегальной табачной продукции в нашей стране оценивался примерно в 1,1% от общего объема табачного рынка. Сегодня аналитики оценивают его в 15,6% от всего рынка, что означает потери федерального бюджета в 100 млрд рублей только косвенных налогов - акцизов и НДС. Производство сигарет в нашей стране снизилось с 284 млрд штук в 2016 году до 218 млрд по итогам этого года. Почему? Да, часть курильщиков бросили курить или перешли на альтернативную никотинсодержащую продукцию. Но основная причина снижения официальных цифр производства - замещение легальных сигарет нелегальным товаром. Это происходит в условиях роста цен на легальные сигареты вследствие повышения акцизов и падения реальных доходов населения. В итоге - уровень нелегальной продукции превысил 15%. Установление ценового барьера в виде разумной минимальной цены призвано отнять у нелегальных сигарет их основное преимущество - ценовое, так как за них не платят налоги, и дать правоохранительным и контролирующим органам дополнительный индикатор для выявления контрабанды и контрафакта. 

    Средняя цена легальных сигарет в России составляет 115 рублей, при этом как минимум 62 рубля в любой пачке - это налоги (акциз и НДС). А на деле российский рынок завален немаркированными сигаретами и папиросами по 45-50 рублей за пачку, в основном из соседних стран ЕАЭС. Легальным производителям невозможно конкурировать с нелегалами, которые не платят акцизы. В большинстве случаев нелегальных торговцев штрафуют на 1500-2000 рублей, а через два дня они стоят на тех же местах и снова торгуют. Это бизнес доходный, а уровень регулирования, соразмерность наказания оказались недостаточными. Если сейчас ничего не предпринять, то потом "искоренить" все это, налаженные преступные схемы транспортировки и реализации, будет сложно. 

    Вопрос надо решать комплексно, потому что существует несколько проблем. Первая - это, по сути, свободное хождение по России немаркированной продукции, то есть табачных изделий без российских специальных или акцизных марок. Продукция могла быть официально изготовлена за границей, и ее ввезли в нашу страну. Но раз нет российской акцизной марки, значит, бюджет ничего не получил. Вот практический пример. Через границу прошел грузовик с немаркированными сигаретами. Владельцу не предъявишь претензии до тех пор, пока он этими сигаретами не начал торговать. А он говорит, что везет их для собственного потребления, мол, запасся до конца жизни или хочет угостить односельчан. Это явная ложь, но ничего с этим не поделаешь. Поэтому в другой нашей законодательной инициативе ставится вопрос о введении ограничений по свободному передвижению немаркированной табачной продукции: не более 600 сигарет без российских специальных или акцизных марок, не более 300 сигар и не более 500 гр табака. Этого достаточно для личного потребления. Законопроект уже внесен в Госдуму и готовится к рассмотрению в первом чтении, сейчас ждем на него отзыв правительства. 

    Второй момент - это определение ущерба государству от торговли нелегальным табаком. Допустим, кого-то поймали на продаже сигарет без марок. А как определить степень ущерба, который он нанес государству? У водки, например, есть минимальная цена, исходя из которой правоохранительные органы сразу оценивают ущерб. В зависимости от него возбуждается административное или уголовное дело. В сфере оборота алкоголя достигнуты заметные успехи, и этот опыт мы в Госдуме учли. Введение минимальной цены на сигареты позволит правоохранителям четко оценивать ущерб, а это уже другая мера ответственности. Коллеги из МВД нуждаются в таком инструменте для более эффективной работы. В этой связи мы предложили внести соответствующие поправки в КоАП и УК РФ, потому что действующие меры наказания несоизмеримы с масштабами правонарушений. 

    Многие опасаются, что введение минимальной цены ударит по кошелькам граждан. Так ли это? 

    Сергей Катасонов: Цена не должна быть запретительной, она должна быть экономически обоснованной. Мы предлагаем единый порог минимальной цены в 86 рублей на этот год. Мы отталкивались от минимальных цен легальных производителей, которые сейчас есть в торговых сетях. Это примерно 85 рублей за пачку сигарет. Покупающий ее гражданин может быть уверен, что деньги он платит за легальный товар и акцизы от сигарет поступят в госбюджет. С другой стороны, мы защищаем здоровье граждан. Мы же не знаем, где, в каких условиях и из чего была произведена пачка, которую на рынке продают за 45 рублей. Внедрение минимальной цены - это один из компонентов защиты потребителя. Что касается стоимости табачной продукции, то она растет, и это не зависит от минимальной цены на нее. Дело в акцизах, которые ежегодно поднимаются на определенную величину. Так же происходит с бензином и алкоголем. 

    На днях правительство РФ утвердило антитабачную концепцию до 2035 года, в которой говорится о необходимости реализации мер по противодействию распространения нелегальной табачной продукции. Какие, на ваш взгляд, еще необходимы меры кроме введения минимальной цены? 

    Сергей Катасонов: Принятый в 2013 году антитабачный закон доказал свою эффективность. Число курильщиков сократилось. Те, кто курил, так сказать, за компанию в кругу приятелей, отсеялись после ограничения по местам для курения. Но вот еще один вызов времени: все большее распространение получают электронные сигареты, устройства с нагреваемым табаком, никотинсодержащая продукция без табака. Важно не запрещать, а регулировать эту отрасль по всем направлениям. И здесь очень остро встает вопрос о контроле производства и реализации. Кроме того, мы должны учитывать интересы курильщиков, а это 30% взрослого населения. У них присутствует элемент привыкания, и одними запретительными мерами проблему не решить. Требуется мотивация, чтобы человек отказался от курения. Сейчас многие используют альтернативную продукцию именно для отказа от курения. Также нужна пропаганда здорового образа жизни, вовлечение людей в занятия физкультурой и спортом. Государство делает много в последнее время в этой области, о приоритете этих направлений говорит наш президент. 

    Оренбургская область - ваш домашний регион. Какую работу вы проводите там, какие решаете проблемы и какое отражение они получают в работе по подготовке проектов федеральных законов? 

    Сергей Катасонов: Я провожу приемы в Оренбургской области и все системные вопросы, с которыми обращаются граждане, как законодатель, пытаюсь решить через закон. Например, как появился проект ФЗ о доплатах врачам в сельской местности? Ко мне на прием пришли врачи и рассказали, что в каждом регионе существуют свои меры поддержки. Так, федеральный врач за работу на селе получает компенсацию по оплате ЖКХ в размере 1200 рублей. А региональным врачам каждый субъект РФ платит по-своему. Я считаю, что меры соцподдержки должны быть равными для всех сельских врачей. Другой пример: почему льготы по земельному налогу и налогу на имущество предоставляются разным категориям граждан? Природа этих налогов - одна, в мировом опыте их вообще не разделяют, а берется общий объект недвижимости. Не в воздухе же дом висит. А у нас? Как мне объяснить многодетной семье, что она имеет право на льготу по налогу на землю, а по налогу на имущество - нет? 

    Вот и выхожу с законодательной инициативой. Еще один законопроект, который будет рассматриваться в следующем году, призван защитить тех, кто живет в так называемом гражданском браке. По сути, это семья, но когда эти люди подают заявление на меры соцподдержки, им говорят: а вы докажите, что у вас семья. Или наоборот, муж сбежал, развод не оформлен, женщина растит ребенка одна. Приходит за льготами, а ей говорят: принесите справку от мужа. С такими вопросами и обращаются люди, и если обращения носят системный характер, то практически все они трансформируются в законопроекты. 

    Для меня очень важна работа городского Центра социальных программ в Оренбурге, который уже 15 лет реализует целый ряд проектов по соцподдержке населения, в том числе программы для молодежи и пенсионеров. 

    @smilemakc © 2020